13 Апр2013

А в это время вовсю шёл инструктаж по технике рафтинга. Чернокожий ковбой в пижонском спасжилете и такой же каске, смахивающей на хоккейную, виртуозно жонглируя веслом-лопатой, на английском языке пытался обучить нас азам гребли этим самым инструментом. Лично я в школе изучал немецкий, поэтому просто любовался сочетанием цветов, в которые были раскрашены спасжилет и каска. Судя по интонации изложения материала и неисчезающим в улыбке белоснежным зубам чернокожего гуру-хоккеиста, он постоянно шутил и сам себе тоже очень нравился. В конце инструктажа оказалось, что никто из нас не знал английский, и шуток не оценил. Позже, когда я слушал такой же инструктаж перед рафтингом на Южном Буге в исполнении такого же гуру, но русскоязычного, понял, что именно незнание английского тогда, в Африке, и позволило мне всё-таки сесть в рафт. Надевание спасжилетов и нахлобучевание касок представляло собой отдельный пункт развлекательной программы для новоиспечённых рафтеров, и действительно немного подняло всем настроение. Правда, не на долго. Самыми тревожными, лично для меня, были мысли по поводу требований оставить все ценности, документы и вообще лишние вещи на берегу. Даже обувь оказалась лишней. Подпись на каком-то документе, составленном на английском языке, напечатанном микроскопическими буквами, я, на всякий случай, поставил не свою. Судя по тому, с какой бережностью менеджеры рафтинг - компании складывали эти листики в специальную папочку, я сделал вывод, что они им очень дороги. Чуть позже стало понятно почему. Это были наши расписки о том, что мы в трезвом уме и при памяти осознаём, каким образом собираемся развлекаться. В самый последний момент, перед отплытием, в наш надувной корабль попал американец, молодой и очень спортивный. Ещё до брифинга мы его видели в бодром расположении духа, развязанным и непрерывно улыбающимся. Сейчас он был бледен, зажат и вёл себя как-то неестественно, особенно для американца. Видимо, сказывалось очень хорошее знание английского. Дальше всё было как в кино. Сквозь жуткий рёв реки пробивался неистовый ор чернокожего рулевого-гида на языке, похожем на английский. Первые минуты каждый делал то, что интуитивно сам считал нужным. Через некоторое время, анализируя интонации рулевого и его реакцию на действия гребцов-чайников, каждый сам сообразил, какой набор английских звуков в исполнении носителя языка суахили означает «вперёд», а какой – «назад» и для какого из бортов. Синхронный перевод этих звуков на русский язык гуру водного спорта – Борисом только усугублял ситуацию. Самой простой для понимания оказалась команда «стоп». Её понимали все и выполняли безукоризненно с первой минуты сплава. Чернокожий в этот момент казался своим в доску и русскоязычным. Через пять минут сплава рафтинг стал более слаженным и немного похожим на рафтинг. Впереди быстро обозначился первый порог, его работа по передвижению многотонной жидкой материи издалека напоминала стиральную машину советского производства. Когда мы приблизились, порог уже ничего не напоминал, потому как выглядел нереально страшным.

Такого дикого чуда никто из нас еще не видел. И тем более никогда не находился внутри него. Мне даже показалось, что и сам гуру Борис был несколько удивлён увиденным, несмотря на то, что уже сплавлялся в этом месте. Не обращая внимания на команды рулевого и гуру Бориса, все сидели на дне рафта, уцепившись обеими руками в верёвки, приклеенные к бортам судна. Рафт отвесно падал в огромную дыру в воде. Где были в это время вёсла каждого участника, и как все усидели в рафте вспомнить потом никто не смог. Но после удачного падения в порог
вёсла каким-то чудесным образом опять оказались в руках уже помытых в первом пороге рафтеров. Рафтинг понемногу начинал радовать. Животный страх сменился куражом. Когда мы издалека увидели второй порог, кураж усилился. Я почувствовал себя терминатором. Пора было бы вспомнить, что с парашютом, например, страшней всего прыгать как раз второй раз. Рафтинг пока ещё радовал. Когда рафт зашёл во второй порог, стало ясно, что первый я просто-напросто прошёл с закрытыми глазами. И, судя по бессознательным действиям других гребцов, не только я один. Несмотря на прыжки с борта на борт гуру Бориса, который пытался спасти посудину, рафт всё-таки перевернуло, а нас раскидало в разные стороны, как бильярдные шары.
Рафтинг превратился в бодирафтинг (сплав тела). Под водой было очень здорово. Сверху била колонна воды от водопада, снизу вверх действовала выталкивающая сила спасжилета. Я висел в толще воды, вспоминая слова гуру Бориса о безопасности порогов этой чудесной речки. Теперь я знаю, что это была «бочка». Я теперь знаю много заумных слов про рафтинг. А тогда я ждал момента, когда же можно будет вдохнуть воздуха. И этот момент наконец настал. Меня несло вниз по течению. Рафта рядом не было. Но были мысли в голове, очень разные, и все – тревожные. Лично я всех животных как-то недолюбливаю, я же – ботаник всё-таки, а травоядных так вообще ненавижу. Надежду на лучшую жизнь мне всё детство пришлось растить в хлеву, где я убирал за ними навоз. Надежда росла вместе с травоядными, а жизнь так и не налаживалась. Тогда я просто ещё не знал, что впереди меня ждёт рафтинг на Белом Ниле. А сейчас впереди, вниз по течению, меня ждали совсем не травоядные, а – с точностью наоборот. Те самые крокодилы, совсем не Гены и без гармошек, которых мы лицезрели ровно день назад во время водной прогулки под водопад Кабарега. За время обучения на биофаке мне, несмотря на предвзятое отношение ко всем животным, всё же пришлось немного изучить их нутро. Даже моих скудных познаний о повадках крокодилов было достаточно, чтобы сильно приуныть. Борис, видимо, специально не успокоил нас тем фактом, что этих дивных животных в этой части Белого Нила, выше водопада Кабарега, нет вообще. Если бы мы знали об их отсутствии, рафтинг с выпадением за борт был бы не таким захватывающим. Лично я бы на месте этих земноводных не поленился, и по берегу обполз бы высокий, ревущий водопад, лишь для того, чтобы в зоне проведения рафтинга посмотреть в глаза этим смелым любителям водных аттракционов – искателям приключений со всего мира. Как в настоящем добром кино, всё закончилось благополучно. Всех вытащили на рафт, вёсла нашли своих гребунов. Никто никого не съел. Рафтинг продолжался, были ещё несколько порогов, ещё одно сальто вместе с рафтом, связка мыслей об обитателях Белого Нила, пришедших в свободном полёте, выход на твёрдую почву, обед на берегу реки и очень праздничный ужин в гостинице. Все остались живы и довольны. Продолжение следует...

Войдите или зарегистрируйтесь чтобы оставлять комментарии от своего имени.
Произошла ошибка